Сокол для шейха. В Хакасии браконьеры устроили охоту на редких птиц

В Хакасии процветает незаконная охота на соколов-балобанов. В арабских странах, где соколиная охота — популярное развлечение, преступники зарабатывают миллионы долларов на редких птицах, переправленных тайком через границу.

В Хакасии задержаны браконьеры, промышлявшие отловом редких птиц, занесенных в Красную книгу, — соколов-балобанов. Преступники уже успели поймать пятерых — только за них браконьеры могли бы получить около полумиллиона долларов: соколиная охота в арабских странах, куда переправляют балобанов, — популярное развлечение, и за редкую птицу там готовы платить большие деньги. А поскольку основной ареал их обитания — юг Сибири, охотники-нелегалы массово едут именно сюда. Кстати, по данным Фонда дикой природы, численность соколов этого вида в Хакасии за последние 20 лет сократилась больше чем втрое.

Иван Смагин, старший референт пресс-службы МВД Хакасии:
«Сотрудниками правоохранительных органов задержаны двое граждан России (по происхождению — сирийцы), занимавшиеся незаконным отловом соколов-балобанов. Сейчас информация по этому факту передана в отдел дознания, идет сбор материалов для возбуждения уголовного дела по статье 258 УК («Незаконная охота»). При этом обвинение, очевидно, будет предъявлено лишь одному из браконьеров, непосредственно занимавшемуся отловом птиц. Второй, работавший как водитель, проходит по делу свидетелем. Вообще такие инциденты — когда браконьеры ловят соколов в местах массового их гнездования — происходят у нас, можно сказать, регулярно.»

Максимальное наказание, предусмотренное статьей 258 (даже при массе отягчающих обстоятельств), — лишение свободы на срок до двух лет. Но чаще дело все-таки кончается штрафом. Скорее всего, так будет и на этот раз: птицы живы и здоровы, опасные вещества и приспособления при их ловле не применялись. Но что такое несколько тысяч рублей штрафа по сравнению с многомиллионными прибылями? Вот почему браконьеры возвращаются к местам гнездовья балобанов снова и снова.

Татьяна Брагина, заместитель начальника Госкомитета по охране животного мира и окружающей среды Хакасии:
«Задержание браконьеров на этот раз происходило в лесополосе Усть-Абаканского района — сотрудники нашего ведомства были извещены о том, что на этой территории ведется незаконный отлов птиц. Соколов мы нашли в вагоне крепко привязанными к жердочкам — видимо, их там передерживали в надежде поймать еще и других. Кормили при этом, судя по всему, очень скудно. К сожалению, подобные случаи в нашей республике происходят практически ежегодно — незаконную ловлю на соколов устраивают в основном граждане Сирии: у них соколиная охота очень популярна. А предъявить им мы практически ничего не можем. Вот на этот раз ущерб природе — за отлов редких краснокнижных птиц, у которых каждая особь на счету, — был оценен в 1,5 млн рублей. Но наше ведомство со своей стороны может выписать им только административный штраф — 2,5 тыс. рублей. Разве что правоохранительным органам удастся уголовное дело возбудить… Больше на этих браконьеров воздействовать никак не удастся.»

Этим птицам еще повезло — их вовремя обнаружили. Самое страшное начинается при транспортировке соколов за границу: их накачивают снотворными и наркотиками, чтобы не шумели, держат туго спеленутыми, в дороге (а везут их, разумеется, нелегально — в закрытых ящиках и обычных чемоданах) не кормят и не поят. Поэтому на место часто привозят уже мертвых птиц… Причем такой путь соколам иногда приходится перенести не один раз — порой браконьеры ухитряются перед отправкой балобанов за границу перевозить их на «перевалочные базы», находящиеся, в том числе, и в обычных городских квартирах.

Анна Егоршина, жительница Красноярска:
«Года три назад поздно вечером к нам домой позвонили — муж открыл и вышел куда-то. Оказывается, его сотрудники правоохранительных органов пригласили в качестве понятого на задержание контрабандистов, которые готовились к переправке соколов-балобанов за границу. Такое было даже представить трудно — мы живем в обычной 5-этажной хрущевке, и вот выясняется, что всего этажом выше нашей квартиры находится этакий перевалочный пункт, где в полудремотном состоянии содержатся десятки птиц… Не знаю, как долго соколы там находились, прежде чем задержали хозяев квартиры. Но в подъезде все это время не было слышно ни звука.»

Как рассказывают специалисты Госкомитета по охране животного мира и окружающей среды Хакасии, пик преступлений подобного рода приходится на середину августа — сентябрь: в этот период балобанов — перелетных птиц — «вычислить» проще всего.

Владимир Лебедев, старший государственный инспектор Республики Хакасия по охране природы:
«Не только у нас в Хакасии, но в других регионах нелегальная «соколиная охота» начинается в конце лета — начале осени. Кстати, впервые мы поймали браконьеров, можно сказать, с поличным, обнаружив содержащихся в неволе птиц. Чаще находим признаки приготовления к отлову: сетки, петли, силки, шапочки, которые пойманным соколам надевают на голову. Ловят их на голубя: сажают его в сетку, сокол на него кидается и сам попадает в силок.»

Соколы-балобаны, изъятые у преступников в этот раз, были переданы в абаканский Центр живой природы. Специалисты говорят — со здоровьем у птиц все в порядке. Однако что ждет их в будущем — пока не очень понятно. По-хорошему, их стоило бы отпустить на свободу, ведь к проживанию в неволе соколы совершенно не приспособлены. Но пока нельзя: ведь балобаны в данном случае не просто птицы, но еще и вещественные доказательства по уголовному делу. А потом может оказаться поздно.

Елена Межова, специалист абаканского Центра живой природы:
«Доставленные к нам пять соколов-балобанов не были одурманены, но на них были надеты особые шапочки, закрывавшие глаза и уши птиц: таким образом их, очевидно, тоже хотели усмирить. Сейчас состояние у соколов хорошее, едят они нормально, но, как всякие свободные птицы, неволю переносят с трудом и сильно беспокоятся. Мы держим их в отдельном вольере, подальше от других наших обитателей, а посетителей к ним, конечно, не допускаем. Ведь, строго говоря, это не наши птицы — они были изъяты у браконьеров силовыми ведомствами и, кроме всего прочего, являются еще и вещественными доказательствами по делу. К нам их привезли потому, что наш зоопарк — фактически единственное место в Абакане, где балобанам могут обеспечить должный уход. Конечно, таким птицам лучше жить в дикой природе — но это уже, как вы понимаете, будет не наше решение: когда именно их выпускать. Все зависит от того, сколько продлится дело. Сами мы не стремимся их удержать у себя — своих несколько экземпляров у нас есть, а этим редким краснокнижным птицам хорошо бы вернуться на волю.»

Если расследование затянется, адаптироваться в условиях дикой природы балобанам будет сложно: месяц — критический срок в данной ситуации. Кстати, два года назад в абаканский зоопарк в подобных же обстоятельствах уже привозили трех соколов. Но тогда следствие провели достаточно оперативно, и птиц выпустили на волю через короткое время.

Справка

Сокол-балобан живет на юге Сибири, в частности, в Хакасии, в Предбайкалье и Забайкалье, в Казахстане. Численность его повсюду низкая — балобан занесен в Красную книгу. Часто становится предметом охоты браконьеров —– соколов отлавливают и продают в арабские страны, где соколиная охота (а также другие «птичьи» состязания и даже конкурсы красоты среди соколов) — популярное и престижное развлечение. Стоимость хорошо обученной птицы может превышать 100 тыс. долларов.

smartnews.ru

Похожие темы:

Вернуться на главную страницу



Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  Сеть баннерной зоорекламы ZooAdv