Баку: Стрижи на празднике «Гыз галасы»

Как известно, в эти дни в Баку по инициативе Фонда Гейдара Алиева и Управления Государственного историко-архитектурного заповедника «Ичеришехер» в третий раз проходил Международный фестиваль искусств «Гыз галасы», посвященный пропаганде Девичьей башни — одного из древнейших памятников, включенных в Список мирового наследия ЮНЕСКО и охраняемых мировым сообществом.

Новшеством в рамках фестиваля стала организованная экологической кампанией IDEA (International Dialogue for Environmental Action) раскраска художниками из разных стран макетов джейрана с целью привлечения внимания общественности к «большой пятерке», т.е. к проблеме охраны пяти обитающих в Азербайджане и регионе животных, оказавшихся под угрозой исчезновения, – медведя, волка, орла, кавказского леопарда и джейрана. Расположившиеся под уютными персональными тентами-зонтами на площадке возле величественной Гыз галасы художники увлеченно – каждый на свой лад – принялись расписывать макеты Девичьей башни и фигурки джейранов, со всей щедростью обнажая свое настроение, навеянное символом нашего родного города, несущим память о тех загадочных временах, какие она пережила за многие столетия.

В то утро, когда из-за горизонта Каспия ласковые лучи по южному щедрого солнца уже «намекали» на то, что его величество и само вот-вот появится на бакинском небосводе, над этой площадкой как-то особенно раскованно и по-хозяйски задиристо суетилась большая стая птиц, волновавших округу веселым и в то же время тревожным щебетаньем. Еще вчера, как и много лет прежде, я, взглянув на них, между прочим подумала бы вскользь: ласточки так низко летают – к дождю. И пошла бы своей дорогой. Сегодня – стыдясь собственного невежества – долго-долго, запрокинув голову, заинтересованно наблюдаю за птицами в надежде разглядеть побольше из их «замашек», которыми… как оказалось… давно уже восхищен весь мир, скрупулезно изучающий и оберегающий эту популяцию, этот уникум природы, именуемый ЧЕРНЫМИ СТРИЖАМИ. Уникум, который, кстати, для гнездования и вывода потомства выбрал всего несколько регионов на планете, в числе которых Баку с его Девичьей башней. Именно образовавшиеся естественным образом и угрожающие ей зазоры в кладке стрижи облюбовали в качестве комфортных «квартир»! Интересно, что заботу об этом чуде проявляет практически с первых дней своего существования та же кампания IDEA, помогающая сотрудникам Управления заповедника «Ичеришехер», которому поручено выполнять принятое на мировом уровне и взбудоражившее многих решение о реставрации Девичьей башни… — Вряд ли вы скоро забудете, как настороженно и даже агрессивно отнеслись некоторые ученые, общественные организации и пресса к сообщению о таком масштабном решении, как волновались за судьбу птиц, а? — спрашиваю заместителя начальника Управления историко-архитектурного заповедника «Ичеришехер» Самира Нуриева. — Не только птиц, — ответил он… — С чего все начиналось? — История со стрижами? — Начнем с нее… — Эта птица во многом особенная. Она последней прилетает в северные широты для гнездования и первой улетает в Африку. Для птицы такого размера она живет очень долго, и ее возраст может достигать 21 года. Она может пережить плохую погоду, впадая в так называемое торпидное состояние вроде комы, в котором обмен веществ снижается почти до нуля.

Самая удивительная черта черного стрижа — адаптация к полету. Тело стрижа великолепно развито для полета: черный стриж абсолютно все, кроме размножения, делает в воздухе: находит пищу и кормится, чистит оперение и играет, он даже спит в полете, в котором проводит большую часть своей жизни. Стриж ухаживает за брачным партнером и собирает гнездовой материал тоже в полете. Крылья у него узкие, но длинные, что превращает его в удачливого охотника за летающими насекомыми и пауками. Во время полета стриж пьет воду из водоемов со спокойным течением или устраивает себе водный душ, погружая в воду клюв и подставляя тело под образующиеся брызги. Верные местам размножения, колонии черных стрижей возвращаются к облюбованным местам приблизительно в одно и то же время каждый год, примерно первого мая в Центральную Европу, а к нам — в начале апреля. Стрижи откладывают по 2-3 яйца, насиживают их и выкармливают птенцов совместно. В такие дни «будущие родители» летают до самой темноты, в то время как не участвующие в размножении птицы из этой колонии собираются вместе и летают высоко в небе, чтобы провести там ночь на крыле. В конце июля молодые стрижата вылетают из гнезд, главным образом после захода солнца, и больше никогда не возвращаются к ним. Им не нужно предполетных тренировок — через несколько мгновений они уже умеют летать не хуже взрослых. И примерно в начале августа вместе с родителями покидают Центральную Европу и наши края, чтобы улететь в Африку. Стрижи размножаются в щелях пещер или дуплах деревьев. В наши дни они используют главным образом щели в стенах или свободное пространство под крышами домов. Они не боятся людей и могут занимать специально изготовленные ими гнездовые ящики, которые легко разместить, к примеру, над окнами… — Здорово! И все-то вы теперь знаете о стрижах! А каково было, когда встал вопрос о реставрации и когда вы не представляли, как быть с доверившимися вам, да и нам всем обитателями Девичьей башни? — Да, многие забили тревогу, едва узнав о намерении начать работы на Девичьей башне. — Не имея понятия о чем речь, рьяные любители страшилок не скупились на вопли, пугали обывателей байками о том, что одни стрижи будут замурованы в гнездах, другие перестанут прилетать в наши края и т.д. — Надеюсь, теперь стало ясно, что все это, мягко говоря, не соответствовало действительности, хотя некоторые основания для беспокойства существовали. — Но вы с самого начала неплохо представляли масштабы нравственной ответственности за сохранение и башни, и уникального вида мировой фауны… — Этому предшествовала большая подготовительная работа, ознакомление с результатами научных исследований поверхности и особенностей строения башни, проведенных в 2008 – 2009 гг. На самом деле, проблема со стрижами для большинства авторов этой шумихи в некотором роде была второстепенной. Под большое сомнение они ставили… необходимость реставрации самой Девичьей башни. — Самонадеянно? — Когда мы провели изучение устойчивости башни и отправили образцы камня и скрепляющих растворов на анализ в лучшие лаборатории Европы, ответ был категоричным: через некоторое время процесс разрушения символа нашего города может стать необратимым! — На сомнения и полемику времени не остается… Уже тогда вы знали, как к такой задаче подступиться? — Сегодня есть специализированные компании, новейшие эффективные материалы и первоклассные специалисты, все более проникающие в секреты древних строителей, а главное — есть серьезный опыт ведения работ на исторических объектах. Так что нам было и есть на кого опереться, с кем сотрудничать.

— И при заботе о стрижах? — Однозначно. Наряду с местными организациями, мы наладили контакты с Обществом орнитологов Австрии BirdLife и международной организацией по сохранению и развитию популяции стрижей Swift Conservation. Австрийцы помогли с выбором фирмы-производителя ящичков-гнезд, разработанных специально для черных стрижей, а Swift Conservation детально проконсультировала по вопросам привлечения стрижей в новые гнезда и даже снабдила нас в этих целях компакт-диском с записями птичьего щебета. — Как уже известно, вы задумали переселить гнездующихся на Девичьей башне стрижей на альтернативную, подходящую им территорию… — Причем сделать это так гуманно, так бережно, чтобы они, обладающие природными инстинктами, не заподозрили подвоха! Заказали 500 ящичков-гнезд, в которых и постелька уложена соответствующая, и аромат привычный обеспечен. А еще красиво расположенные, в виде летящих стрижей, на здании рядом с Девичьей башней, эти жилища, как я уже отметил, встречают новоселов раздающимися из четырех динамиков звуками с дисков, на которых записано щебетанье их собратьев… — И они откликнулись на приглашение? — Да, и это было здорово! Как и раньше, в нынешнем году стрижи прилетели в первых числах апреля. Вначале прилетели дозорные, а 12 апреля – остальные. По нашим наблюдениям, некоторые из которых были засняты на видеокамеру, стрижи уже через две недели начали посещать новые квартирки. Правда, специалисты говорят, что на полное переселение потребуется год-два, но первые результаты превзошли их ожидания… При том, что на башне большая часть щелей все ещё доступна для гнездования, мы уже отметили более 20-ти используемых стрижами новых гнезд. — Вы же не сразу закроете все щели — на какое-то время оставите нетронутыми некоторое количество нужных им… — Процесс будет поэтапным. Сроки, предусмотренные контрактом с компанией Atelier Erich Pummer GmbH, осуществляющей реставрационные мероприятия на Девичьей башне, предполагают завершение работ к концу 2013 года. Кроме этого, по обоюдному согласию, было принято решение сохранить для гнездования то количество щелей, которое не создаст угрозы для памятника, предположительно 50-80…. — А что служит гарантом успеха контракта, заключенного вами с партнерами из Atelier Erich Pummer GmbH на, как вы сказали, «музейную консервацию» башни? — Гарантом, пожалуй, можно считать два фактора: то, что работа ведется в соответствии с лучшей мировой практикой и предусмотрены практически все возможные варианты и нюансы. А еще то, что партнеры, ну и мы с ними, оправдали доверие, успешно завершив проект музейной консервации Мечети Мухаммеда с особенного ценными фрагментами резьбы по камню в виде орнамента с куфической каллиграфией. — Это ведь так непросто… — При работе по сохранению самой древней датированной мечети (1078-79 гг.) в Ичеришехер была применена уникальная технология вакуумного укрепления камня. — Что-то новое… — Сегодня много нового в каждой отрасли науки и техники. Здесь речь об эффективном способе «лечения» строительного материала, применявшегося в глубокой древности и подвергшегося агрессивному влиянию климата. — Как многого мы не знаем… Способ оправдывает себя? — Эксперименты показали, что подача в поры известняка жидкого скрепляющего раствора в условиях вакуума позволяет последнему, глубоко проникнув в камень и застыв, скреплять его изнутри, а значит, продлевать жизнь подверженных разрушению ценных объектов.

— Кстати о ценности… Можно ли определить стоимость уникальных объектов? — Такой критерий есть, только он не определяется в денежном эквиваленте. По национальной классификации есть исторические памятники, включенные в перечень объектов мирового значения, каковыми, например, являются и Девичья башня, и Мечеть Мухаммеда. Есть памятники национального значения – у нас это караван-сараи, мечети, бани, крепостные стены… К памятникам местного значения относятся в основном жилые дома. У них тоже охранный статус. — Что это дает заповеднику в целом? — В Ичеришехер, где, согласно тщательно проведенному мониторингу, имеется около 800 строений, 499 из которых — культурно-исторические памятники, ведется три основных вида работ. Одни объекты реставрируются научными способами, некоторые реконструируются на основе исторических документов. А вот на таких уникальных, особо ценных памятниках, как Девичья башня, Мечеть Мухаммеда и других, проводится, как я уже сказал, так называемая «музейная консервация», иногда сопровождаемая частичной реставрацией, при которой главное – бережно, без всякой самодеятельности сохранить все, что возможно. — Градация определяет степень затрат? — Скорее, степень внимания и ответственности, а также границы возможной интервенции. Ну и затрат, конечно… Уникальные, самые ценные объекты принадлежат государству, о жилье, изначально приватизированном, обязаны заботиться сами собственники. С ними заключаются специальные «охранные договора», оговаривающие обязательства сторон. Управление, заботясь о сохранности зданий и обеспечивая комфортные условия для граждан, ремонтирует канализацию и, задействовав дренажные системы, укрепляет фундаменты, осушает долгие годы остававшиеся затопленными подвалы, обновляет крыши, подъезды и все коммуникации, соответственно таким же образом жильцы должны заботиться о своих квартирах. — Самир муаллим, есть в народе мнение, будто небывалый расцвет Ичеришехер после долгих лет запустения и безразличия со стороны и жителей, и местных властей – результат мощных материальных вложений, и все решают деньги, появившиеся в стране материальные возможности – это так? — Это не совсем так. Деньги действительно играют роль, но далеко не первую. Многое здесь сошлось, но главное, конечно же, в том, что впервые появилась прямая политическая поддержка. Это отражение направленного на защиту и популяризацию культурно-исторического наследия азербайджанского народа курса Президента республики г-на Ильхама Алиева, в заслуги которого входит невероятный подъем патриотизма нации; это поддержка посла доброй воли ЮНЕСКО, первой леди Мехрибан ханум Алиевой, проявляющаяся во всех гуманитарных сферах нашей деятельности. В результате у нас на глазах происходит трансформация сознания общества, для которого дело чести оберегать азербайджанскую жемчужину архитектурного зодчества. — Теперь ЮНЕСКО исключила Ичеришехер из списка объектов, находящихся под угрозой исчезновения? — Более того! Она настоятельно рекомендовала изучать и перенимать азербайджанский опыт городам, имеющим исторические цитадели, и к нам уже приезжали делегации заинтересованных специалистов из-за рубежа. — Мы с вами встретились, чтобы поговорить о Девичьей башне – как там дела? — К 1 мая 2012 года закончили работы на одной ее части, именуемой контрфорс. И, как видите, после консервации эта часть памятника не претерпела никаких визуальных изменений. А на округлой части работы начнутся в первых числах июня. — А как узнаете, воспользовались ли стрижи новыми квартирками для продолжения рода? — По скорлупкам яиц, оставленным вылупившимися здесь и улетевшими в Африку птенцами …

— Как, оказывается, все просто… — Не говорите… — Спасибо вам за рассказ и за то, что так творчески и от души делают сотрудники вашего управления. Успехов вам.

Галина МИКЕЛАДЗЕ

1news.az

Похожие темы:

Вернуться на главную страницу



Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

Создание и поддержка проекта МА Родемакс  |  Сеть баннерной зоорекламы ZooAdv